Праздники России
Исторический раздел
Популярное

Исторический раздел

 
Исторический раздел

Велика и необъятна наша любимая страна. Пленительна красотой бескрайних морей, широких степей, цветущих лугов, могучих лесов. Незабываема величайшими подвигами своего народа. Трудовыми, боевыми, в областях науки, культуры, искусства… Многих «самородков» дала миру земля русская. Многие сыны прославили её

Мы дошли от берегов Балтийского моря до самого Тихого океана, не уничтожив на своем пути ни одного народа. Мы несли с собой дух миролюбия и просвещения. Мы всегда протягивали руку помощи соседям, избавляя их от иноземного гнета. Мы переломили хребет фашизму. Мы первые полетели в космос. 

Мы гордимся нашими славными предками. Это наша история.

Были в нашей истории и «темные» времена. Были беды и несчастья. Были такие падения, когда казалось, что Россия больше не поднимется с колен. Но вера в себя и любовь к Родине сделали своё дело. Россия, как птица Феникс, каждый раз возрождалась из пепла с высоко поднятой головой.

Наше прошлое – это частичка самих нас, нашей самобытности. Именно поэтому мы храним свою историю и оберегаем от посягательств извне. Это наша память и достояние.

Loading

Просим каждого из Вас оказать помощь проекту «Инвалидам войны – достойную жизнь!»

Подробнее о благотворительном проекте здесь

 
Первое народное ополчение 1611 года

Избрание русским царем старшего сына польского короля Сигизмунда III королевича Владислава не принесло ни долгожданного мира, ни спокойствия. Историк И. Тимофеев сравнивал лишенную истинного царя, растерзанную Россию того времени с "домом без хозяина, откуда алчная челядь растаскивает оставленное без присмотра добро"

Среди городов, поднявшихся против поляков, одним из первых была Рязань. Против захватчиков и предавшего страну боярского правительства поднял восстание воевода Прокопий Ляпунов, происходивший из старинного рода рязанских дворян. Занимая на родине видное положение, он был известен далеко за пределами русского края. Против Ляпунова от московских бояр первоначально выступили ратники Санбулова, которые должны были соединиться с запорожцами, поддерживаемыми Сигизмундом. Ляпунов, укрывшись в рязанском городке Пронске, разослал во все стороны призывы о помощи. Первым откликнулся князь Пожарский, сидевший на воеводстве в Зарайске. По пути к Пронску к его отряду присоединились отряды жителей Коломны и Рязани.

Санбулов, увидев в своем тылу значительное войско, отступил. Пожарский, вызволив Ляпунова из окружения, торжественно въехал в Рязань во главе объединенной рати. Их восторженно встретил народ, а местный архиепископ благословил Ляпунова и Пожарского на борьбу с иноземными завоевателями. Так родилось Первое земское (рязанское) ополчение. Восстание рязанцев оказалось искрой - города один за другим заявляли о поддержке освободительного движения.

Уже в феврале 1611 года из разных концов России русские отряды двинулись к Москве. В Первое ополчение входили дворяне, стрельцы, служилые казаки, черносошные крестьяне и горожане, а также "тушинские" бояре, воеводы и ратные люди. Оно насчитывало, по сведениям поляков, более 100 000 воинов (шведы считали - не более 6000 человек).

Недовольство росло и среди москвичей. Поляки и их союзники - литовцы, немцы, шведы - вели себя нагло и высокомерно. Приказы выписывали им "листы на поместья", то есть на владение деревнями и крестьянами. Офицеры и солдаты насмехались над православной верой, а заходя в любой дом, брали все, что им приглянулось. Стараясь обезопасить себя, запретили русским держать в доме любое оружие, ходить по городу с палками и ножами, подпоясывать рубахи (тогда нельзя было ничего спрятать за пазухой). И всюду на Москве сновали польские шпионы и доносчики.

По сведениям агентов, в Москве было неспокойно, москвичи агитировали, или, как говорили раньше, "кричали": "Мы по глупости выбрали ляха в цари…", "Недолго вам тут сидеть…", "Мы выбрали королевича не для того, чтобы всякий безмозглый поляк помыкал нами…". Патриарх Гермоген, брошенный в тюрьму за отказ сотрудничать с оккупантами, тайно передал из заключения грамоту, в которой освобождал от присяги всех, присягнувших Владиславу. Гермогена замучили в темнице до смерти, но дело свое он сделал: грамоты продолжали ходить по Руси, призывая народ к сопротивлению.

Узнав о приближающихся к Москве отрядах ополчения, поляки, чтобы не дать им собраться воедино, решили выйти из Москвы и разгромить их поодиночке. Стремясь укрепить дополнительной артиллерией стены Кремля и Китай-города, они пытались заставить московских возчиков втаскивать на своих лошадях пушки на кремлевские стены. Те отказались. Завязалась драка, солдаты начали громить торговые ряды, убивая всех подряд. Весть о побоище в Китай-городе быстро разнеслась по Москве, вызвав гнев и возмущение ее жителей.

19 марта 1611 года столица восстала против интервентов. Упорные бои шли в основном в Белом городе - на Никитской, у Яузских и Тверских ворот. Участник боев, шляхтич Самуил Маскевич, писал о сопротивлении москвичей: "Мы кинемся на них с копьями, а они тотчас загородят улицу столами, лавками, дровами. Мы отступим, чтобы выманить их из ограды, они преследуют нас, неся в руках столы и лавки, и лишь только заметят, что мы намереваемся обратиться к бою, немедленно заваливают улицу и под защитой своих загородок стреляют по нам из ружей".

Особенно упорный бой шел на Лубянке, у Введенской церкви. Там стоял отряд князя Дмитрия Михайловича Пожарского, к которому на помощь пришли жившие неподалеку пушкари - мастера Пушечного двора. Около храма издавна существовала уличная решетка, которая закрывалась на ночь и перегораживала улицу из-за опасения "лихих" людей. Именно здесь Пожарский устроил уличную баррикаду, или, как ее тогда называли, "острожек". Ожесточенный бой продолжался два с половиной часа, поляки пытались прорвать оборону русских, но их отбили и, по образному выражению летописца, "втоптали" в Китай-город. Вытеснить восставших из столицы не удалось.

На следующий день, видя, что справиться с восставшими они не могут, поляки подожгли посад. Ветер гнал огонь на русских. Москва - деревянный город, и огонь не щадил никого. Гетман Жолкевский, участник этих боев, в своих воспоминаниях пишет: "В чрезвычайной тесноте людей происходило великое убийство: плач, крик женщин и детей представляли нечто, подобное дню Страшного суда. Многие из них с женами и детьми сами бросались в огонь, и много было убитых и погоревших… Столица Московская сгорела с великим кровопролитием и убытком, который и оценить нельзя. Изобилен и богат был этот город, занимавший обширное пространство: бывшие в чужих краях говорят, что ни Рим, ни Париж, ни Лиссабон величиною окружности своей не могут равняться сему городу".

Тяжело раненного Пожарского успели вывезти из пылающей Москвы в Троице-Сергиеву лавру.

По происхождению Пожарские принадлежали к высшей знати - их род шел от младшей линии Рюриковичей. Известный москвовед В. Б. Муравьев пишет: "От седьмого сына великого князя Всеволода Большое Гнездо, получившего в удел город Стародуб на Черниговщине и поэтому именовавшегося князем Стародубским, в седьмом колене отделилась ветвь князей Пожарских. Их родоначальник князь Василий Андреевич сражался под знаменами Дмитрия Донского на Куликовом поле. Как утверждает предание, свое прозвище - Пожарский он получил по опустошенной пожарами в те лихие годы своей главной вотчине, которая долго не восстанавливалась, и ее стали называть Погар, то есть погорелое место".

Князь Пожарский неслучайно сражался с врагами именно на Лубянке: здесь, напротив Введенской церкви, располагался обширный двор князя с прилегающей территорией. В перестроен ном виде сохранился только дом № 14, известный также как дом генерал-губернатора Москвы 1812 года графа Ростопчина.

В расположенной неподалеку церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы, прихожанами которой были князья Пожарские, хранилась ополченская святыня - образ Казанской Божией Матери. И лишь когда на Красной площади построили Казанский собор, икону перенесли туда в 1636 году.

Итак, отряды Первого, или, как его тогда называли, рязанского или земского, ополчения подошли к Москве, завладев всеми подъездами к столице. Поляки в Кремле могли продержаться не более трех недель. Однако ополчение не смогло взять Кремль или замкнуть кольцо блокады вокруг всего города. Здесь сказались не столько недостаток сил, сколько внутренние распри и противоречия. В рядах ополчения не было единства. Оно резко делилось на дворянство и казаков. Чтобы придать некоторую организованность разнохарактерному составу ополчения, его вожди Ляпунов, Трубецкой и Заруцкий составили соглашение о создании Временного совета (правительства), который должен был ведать военными делами и разбирать все возникающие вопросы. Но документ защищал прежде всего интересы дворян. Кроме того, были усилены кары за разбой и своеволие, а это не могло понравиться "свободным" казакам.

22 июля 1611 года вспыхнул казачий бунт. П. Ляпунов, не взяв охраны, пошел к казакам давать объяснения по поводу подложного письма, где он якобы в целях пресечения разбоя велел хватать казаков-воров и побивать их на месте. Но Ляпунов был схвачен и зарублен атаманом Карамышевым. Убийство одного из вождей ополчения стало сигналом к его распаду. Большинство дворян разъехалось по поместьям, отряды ополченцев ушли по городам. Под Москвой осталось казачье войско во главе с Трубецким и Заруцким, которое существовало грабежом населения, вызывая резкое его недовольство.

Наука и жизнь

AMBARnews - История



Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Есть вопрос или комментарий?..


Ваше имя Электронная почта
Получать почтовые уведомления об ответах:




Вернуться в раздел Исторический раздел

Живая статистика
Рассылка новостей