ДокументыДоговора
Праздники России
Исторический раздел
Популярное

Исторический раздел

 
Исторический раздел

Велика и необъятна наша любимая страна. Пленительна красотой бескрайних морей, широких степей, цветущих лугов, могучих лесов. Незабываема величайшими подвигами своего народа. Трудовыми, боевыми, в областях науки, культуры, искусства… Многих «самородков» дала миру земля русская. Многие сыны прославили её

Мы дошли от берегов Балтийского моря до самого Тихого океана, не уничтожив на своем пути ни одного народа. Мы несли с собой дух миролюбия и просвещения. Мы всегда протягивали руку помощи соседям, избавляя их от иноземного гнета. Мы переломили хребет фашизму. Мы первые полетели в космос. 

Мы гордимся нашими славными предками. Это наша история.

Были в нашей истории и «темные» времена. Были беды и несчастья. Были такие падения, когда казалось, что Россия больше не поднимется с колен. Но вера в себя и любовь к Родине сделали своё дело. Россия, как птица Феникс, каждый раз возрождалась из пепла с высоко поднятой головой.

Наше прошлое – это частичка самих нас, нашей самобытности. Именно поэтому мы храним свою историю и оберегаем от посягательств извне. Это наша память и достояние.

Loading

Просим каждого из Вас оказать помощь проекту «Инвалидам войны – достойную жизнь!»

Подробнее о благотворительном проекте здесь

 
Ефремов Михаил Григорьевич

Пример храбрости, мужества и отваги, бесстрашия и стойкости подавал командарм М. Г. Ефремов. В начале апреля 1942 года уходил последний самолет на Большую землю. Прибывший летчик передал командарму приказ командующего Западным фронтом генерала армии Г. К. Жукова вылететь этим рейсом. На это М. Г. Ефремов ответил: «Если моей армии суждено погибнуть, я умру вместе с ней». И приказал погрузить документы штаба, армейский архив и раненых

Многодетное семейство

Жизнь и воинский путь командарма Михаила Григорьевича Ефремова вместили в себя успехи и падения, драматический период, вновь острую востребованность и гибель.

Он родился в 1897 году в бедной многодетной – девятеро детей – семье. Его отец – Григорий Емельянович Ефремов – тоже из бедной крестьянской семьи из деревни Ольховец Орловской губернии. Крайняя нужда, маленький надел земли заставили его искать счастья в чужих краях. В поисках работы он дошел до Тарусы, где и женился. В 1922 году кулаки убили его за активную деятельность в комитете бедноты.

Мать – Александра Лукинична Ганьшина. Семейство Ефремовых разрасталось, жить в Тарусе стало трудно. Родители с детьми решили переехать в деревню Юрятино около Тарусы, а старшего Михаила оставили в городе у бабушки – по ее просьбе.

Братья Павел и Даниил Егоровы, с которыми дружил Миша и которые впоследствии стали генералами Красной Армии, вспоминают: «Мы все тогда бегали босиком, полуголые, евши-не евши, как приходилось. Но Мише было еще хуже. В хозяйстве Ефремовых не было ни лошади, ни коровы. Он рано познал безрадостную долю батрацкой семьи. Немало лишений, унижений перенес с малых лет. Кроме детских забав с ровесниками, особых радостей у него не было. Бабушка рано приобщила мальчика к труду. Он помогал ей носить воду, дрова, полол в летнюю пору огород. Был трудолюбивым ».

В 1905 году Миша пошел в школу. Год этот был тревожным: родного брата матери Петра Ганьшина арестовали за участие в восстании моряков на броненосце «Потемкин» и сослали в Сибирь, где потом повесили.

Мальчик «на побегушках»

Михаил с детства любил рыбалку, которая впоследствие стала причиной перемены его дальнейшей жизни. В Тарусу приезжали рыбачить московские купцы, фабриканты и заводчики. Среди них был владелец текстильной фабрики в Замоскворечье Рябов. Миша приглянулся ему. Так в 11 лет закончилось для него детство, пришлось прощаться с друзьями, Тарусой и рыбалкой.

На фабрике он выполнял сначала обязанности мальчика «на побегушках»: подносил инструмент, заготовки, пробные куски ткани. Жил в казарме – рабочей ночлежке. Позднее его приметил один гравер, который стал терпеливо учить Михаила. В результате упорных занятий парень стал хорошим гравером-инструментальщиком. Работая на фабрике, он понял, что нужно учиться и, несмотря на усталость, совмещал работу с учебой на шестилетних Пречистенских рабочих курсах.

Новобранец

В ноябре 1914 года он на правах вольноопределяющегося поступил в армию, был зачислен в 55-й запасный пехотный полк, который располагался в Александровских казармах недалеко от фабрики Рябова. Новобранцев учили строевой подготовке, стрельбе из трехлинейки, бить врага прикладом, делать перебежки. Из-за нехватки кадрового младшего офицерского состава в царской армии Ефремова в 1915 году сначала направили в учебную команду полка, а затем на курсы младших офицеров в город Телави Грузии.

В действующей армии

В апреле 1916 году прапорщик М.Г.Ефремов отправился в действующую армию. Он попал в дивизион тяжелой артиллерии на Юго-Западном фронте. Принял боевое крещение в знаменитом Брусиловском прорыве, который стал крупным достижением русского военного искусства в первой мировой войне.

В 1917 году Ефремов вернулся в Москву, устроился работать гравером. Однако революционные события вовлекли его в свой круговорот. Он вступает в Красную гвардию и принимает участие в Октябрьском вооруженном восстании в Москве в составе 1-го Замоскворецкого красногвардейского отряда.

Михаил Григорьевич назначен инструктором, так как многие в отряде не умели обращаться с оружием. Он проводил занятия по тактике и боевой стрельбе, политзанятия.

С февраля 1918 года он в рядах Красной Армии участвовал в гражданской войне, сражался против белоказаков Краснова и Мамонтова, был ранен, лечился в воронежском госпитале. С января 1919 года воевал на Кавказском и Южном фронтах: командовал стрелковой ротой, батальоном, полком, бригадой, затем – начальник стрелковой дивизии головного боевого участка железной дороги 11-й армии, командир и комиссар Особого отдельного корпуса, отряда бронепоездов. Участвовал в Астраханской обороне 1919 года, удерживая яростный натиск белогвардейских войск Деникина и Колчака.

Бронелетучки

Астрахань была важным стратегическим объектом Советской республики. Из Каспия по Волге шло снабжение центральных районов страны хлебом и сырьем. Очень важно было защитить железную дорогу Астрахань – Саратов от банд и отрядов белогвардейцев. Ефремову поручено командование батальоном и железнодорожным полком. К выполнению этой задачи он подошел с большой ответственностью и смекалкой. У него под началом были кавалерийские и пехотные подразделения, артиллерийский  дивизион, а также броневики. Правда, старые, которые больше ремонтировались, чем действовали. Ефремов предложил подвижные средства борьбы — бронелетучки.

Для этих целей использовали обычные товарные вагоны, укрепляли их дополнительными стенками, между которыми засыпали песок. В стенах делали специальные амбразуры для ведения пулеметного и оружейного огня. Открытые платформы также превращали в подвижные артиллерийские батареи. Орудия устанавливали и укрепляли на специальных поворотных кругах, что позволяло вести круговой обстрел. Паровоз обкладывали мешками с песком. Представитель временного ВРК Астраханского края С.М.Киров принял «ефремовскую выдумку». Эти бронелетучки покрасили в ярко-красный цвет – цвет настоящих бронепоездов, что дезориентировало белогвардейцев во время боев и помогло обеспечить бесперебойную работу железной дороги. Задача обороны Астрахани была выполнена: лишила белогвардейские войска прямого взаимодействия друг с другом, что привело к окончанию войны. В боях за Астрахань Ефремов был трижды ранен, но в госпиталях долго не задерживался. Вскоре его назначили начальником обороны всех дорог в полосе расположения 11-й армии. Осенью 1919 года он стал членом КПСС.

После Астрахани Ефремов воевал на Северном Кавказе. Во всех боях вдоль железных дорог участвовали бронепоезда под его командованием, в ходе которых его отряд пополнялся хорошо оборудованными бронепоездами, отбитыми у белогвардейцев.

Бакинская операция

Ефремов участвовал в наступательной Бакинской операции в 1920 году на Кавказском фронте совместно с силами Волжско-Каспийской флотилии и восставшим бакинским пролетариатом. Операция требовала быстроты действий во избежание поджога имеющегося запаса нефти и нефтепропромыслов. Революционно-военный совет фронта разработал план внезапного удара 11-ой армии. Перед Ефремовым была поставлена задача: совершить стремительный и внезапный рейд и до подхода основных сил армии овладеть железнодорожной станцией Баку, парализовав деятельность правительства Азербайджана, тем самым не допустив поджога нефтепромыслов и нефти.

В 00 час 05 мин с 26 на 27 апреля бронепоезда, разорвав установленные противником проволочные заграждения, двинулись вперед. Противник яростно сопротивлялся. Ефремов быстро принимал решения, и бронепоезда с боями продвигались дальше. Ни один маневр, предпринятый противником, не увенчался успехом.

До станции Баладжары, что в 14 км от Баку, неприятель уже не оказывал сопротивления. Но в этом месте он должен был любой ценой задержать отряд Ефремова. Однако Ефремов высаживает десант и уничтожает противника. Последние километры до Баку красные бронепоезда шли без остановок, на предельной скорости.

Ефремов очень удачно провел Бакинскую операцию, что помогло в установлении советской власти в Азербайджане.

Бакинский рейд бронепоездов – исключительно редкий и интересный в истории военного искусства маневр.

За успешное проведение Бакинской операции М.Г.Ефремов был награжден орденом Красного Знамени и ценным подарком с драгоценными камнями.

В том же году в Гандже возникло контрреволюционное восстание, возглавляемое мусаватистами, в подавлении которого участвовал М.Г.Ефремов. За смелые и решительные действия он был награжден орденом Красного Знамени, на обороте которого выгравирована надпись «За Ганджу», а также от имени правительства Азербайджана получил золотые именные часы.

Здесь в Баку Михаил Григорьевич встретил свою любовь Лизу, женился, и в 1921 году у них родился сын Миша.

Скакун от Ворошилова

М.Г.Ефремов боролся с бандами Антонова, участвовал в войне с белофиннами, которых к весне 1922 года изгнали с нашей территории. За участие в действиях в Карелии Ефремову объявлена благодарность «За правильную постановку работы в трудных условиях Карелии».

В 1922 году он был избран депутатом Московского совета рабоче-крестьянских и солдатских депутатов, в дальнейшем, в 1937-1942 годах до самой своей смерти – депутатом Верховного Совета СССР.

26 января 1924 года М.Г.Ефремов стоял в почетном карауле у гроба В.И. Ленина.

Командарм был хорошо знаком с Тухачевским и Дыбенко. Когда Ефремов командовал 19-й стрелковой дивизией, к нему часто приезжал К.Е. Ворошилов.

В один из своих приездов Ворошилов в знак признания заслуг Ефремова подарил ему серого орловского скакуна.

Профессиональный рост

М.Г.Ефремов повышает уровень своих военных знаний: закончил Высшие военно-академические курсы, в 1928 году – курсы усовершенствования высшего начальствующего состава РККА, в 1930 году – особый факультет единоначальников при Военно-политической академии, в 1933 – Военную академию Фрунзе.

В 1927 году Ефремов – военный советник в Китае, оказывает помощь в создании Национальной революционной армии Китая.

С мая 1937 года Ефремов – командующий войсками Приволжского, с ноября 1937 – Забайкальского, с июля 1938 – Орловского, с июня 1940 – Северо-Кавказского, с августа 1940 – Закавказского военных округов.

Человек и командир

М.Г.Ефремов относился к низшим чинам армейского состава без высокомерия, но и без панибратства. Был прост, требователен, отличался личной дисциплинированностью, внешней и внутренней подтянутостью и аккуратностью. Эти качества он сохранил до конца своей жизни. Ефремов отрицательно относился к любым нарушениям дисциплины и правил. Требовал, чтобы оружие всегда было в порядке, внимательно проверял, как оно хранится и в каком состоянии.

Конь в то время был важной единицей в войсковом хозяйстве, поэтому он также требовал, чтобы за лошадьми хорошо смотрели, прибегал к наказанию нерадивых солдат. Однажды Михаил Григорьевич отправил на гауптвахту своего родного брата Ивана. Не терпел командирского барства со стороны командиров, в какой бы оно форме не проявлялось. Когда ветеринарный врач артиллерийского полка В.В.Романовский стал пользоваться трудом подчиненных красноармейцев в своих личных целях, то Ефремов передал материалы на него в военный трибунал. Ненавидел Михаил Григорьевич подхалимство и угодничество. Однажды он приехал командующим в один из округов, в его квартире была обычная неказистая мебель. Стараясь, видимо, выслужиться перед новым начальником, ему привезли дополнительную мебель: книжный шкаф, гардины, зеркальный шифоньер, кресла и другую утварь. Ефремов поднял шум, заставил увезти обратно мебель и сказал: «Я сам в состоянии купить мебель, позаботьтесь лучше о младшем комсоставе». Несмотря на то, что он был левша, отлично владел снайперской винтовкой да и всеми видами оружия. Был хорошим спортсменом.

За выдающиеся успехи в боевой и политической подготовке М.Г.Ефремов в июле 1938 года был удостоен высшей правительственной награды – ордена Ленина. Получая награду из рук М.И.Калинина, он сказал: «Дорогой Михаил Иванович! Заверяю Вас и в Вашем лице ЦК партии и советское правительство – если смерч войны забушует над нашей Родиной, я все силы свои и способности отдам на уничтожение врага».

М.Г.Ефремов – хороший наставник, всегда поддерживал инициативных, требовательных офицеров и сержантов, особенно отличившихся в боевой и политической подготовке, представлял к орденам и медалям, досрочному присвоению очередного звания, награждению ценными подарками. Особенно талантливых командиров выдвигал на ответственные должности, посылал на учебу в военные заведения. В свое время в Приволжском военном округе под началом Ефремова служили А.М.Василевский, В.Д.Соколовский, И.С.Конев, Ф.И.Голиков, которые в годы Великой Отечественной войны стали маршалами и которые, конечно, что-то почерпнули нужное из совместной службы.

«Чистка» армии

В конце 30-ых годов шла чистка командного состава армии и флота. П.Е.Дыбенко – командующий Ленинградским военным округом находился под следствием. Ефремов сменил его в Приволжском военном округе, понимая, что над ним тоже нависла угроза. Предчувствие его не обмануло, он оказался под арестом. Правда, не в застенках НКВД, а в номере гостиницы «Москва», который не имел права покидать. Изредка к нему пускали на встречу сына Мишу. Два с половиной месяца длилось это испытание. Тяжело было Ефремову встречаться на очных ставках с П.Е.Дыбенко, который был физически и морально сломлен, который наговаривал на себя и на него. Михаил Григорьевич ясно понимал, что это навет, но отдельные документы, «якобы подписанные Ефремовым», были опасны. Ефремов смело защищал свою честь и достоинство.

Предварительно разобравшись в его деле, Нарком обороны страны К.Е.Ворошилов, А.И.Микоян и члены военной партийной комиссии при ЦК ВКП(б) пришли к выводу: просить Сталина лично принять участие в разборе дела командующего. Допрос Ефремова провел сам Иосиф Виссарионович. Тот убедительно и смело доказывал свою невиновность. Дело было закрыто, и с Ефремова снято обвинение.

На фронте

С январь 1941 года Ефремов – первый заместитель генерала-инспектора пехоты РККА. В этой должности он и будет, когда начнется Великая Отечественная война. Уже 23 июня 1941 года он пишет заявление, чтобы его отправили на фронт. Ответа не последовало, поэтому 30 июня Ефремов обратился с письмом к И.В.Сталину. С июля 1941 он на фронте: командовал войсками 21-й армии, которая вела оборонительные и наступательные бои на Могилевском направлении. Войска под его командованием в упорных боях отражали наступление превосходящих сил противника под Рогачевом и Жлобином, а также участвовали в Смоленском сражении.

В конце июля соединения армии в составе Центрального фронта приковали к себе значительные силы немецко-фашистских войск и задержали их перед Днепром. 7 августа, в трудный момент, когда немецкие войска развернули наступление на Гомель, Ефремов был назначен командующим Центральным фронтом. Только в результате 10-дневных ожесточенных боев гитлеровцам удалось захватить город, понеся при этом крупные потери. Почти до конца августа 1941 года войска Ефремова сдерживали превосходящие силы противника, не дав им возможности нанести удар по флангам и в тыл Юго-Западного фронта. В сентябре Ефремов – заместитель командующего Брянским фронтом.

Вяземская операция

18 июля 1941 года было принято решение: с целью прикрытия Москвы на дальних подступах создать новый фронт МЛО, куда предполагалось включить формируемые 32-ю, 33-ю, 34-ю армии.

С октября этого года 33-я армия Западного фронта под командованием Ефремова участвовала в Можайско-Малоярославецкой оборонительной операции. А уже 5 декабря – в контрнаступлении под Москвой.

33-я армия Ефремова – участник Вяземской операции 1942 года, которая оказалась трагической и для армии, и для самого командующего.

Успех контрнаступления в декабре на центральном направлении имел огромное значение. Ударные группировки немецкой армии «Центр» потерпели тяжелое поражение и отступали. Но в целом враг еще был силен. Возникла идея начать общее наступление. 

Директиву о наступлении штаб Западного фронта получил 07 января 1942 года.

Правое крыло должно было продолжать наступление в общем направлении на Сычевку и во взаимодействии с Калининским фронтом разгромить сычевско-ржевскую группировку.

В центре Западного фронта находились 5-я, 33-я, 43-я, 49-я и 50-я армии. 5-я и 33-я армии должны были наступать на Можайск – Гжатск, а остальные — нанести удар на Юхнов и развивать удар на Вязьму. 10-й армии надлежало прикрывать левый фланг. План был большой, но не везде обеспеченный соответствующими средствами и силами.

Немецко-фашистское командование, стремясь не допустить окружения своей центральной группировки, особое внимание уделяло упорной обороне вяземского и юхновского узлов сопротивления.

10 января 20-я армия, часть 1-й ударной, 2-й кавалерийский корпус, 22-я танковая бригада, пять лыжных батальонов в результате упорных двухдневных боев взломали оборону противника в районе Волоколамска.

15 января Ставка приняла решение о проведении Вяземской воздушно-десантной операции. Высадка десанта осуществлялась в три этапа.

Развивая наступление на Вязьму, 33-я армия в последний день января быстро вышла в район Шанского Завода и Доманова, где оказалась широкая брешь в обороне немцев. 1 февраля в район Заречни вышли три стрелковые дивизии 33-й армии под личным командованием М.Г.Ефремова и завязали бой на подступах к Вязьме. Им удалось с ходу внезапно для противника вклиниться в его оборону и овладеть рядом  важных опорных пунктов, открывающих дорогу на Вязьму.

В штабе Западного фронта было принято решение: пока противник не подтянул сюда резервы, захватить Вязьму. М.Г.Ефремов сам встал во главе ударной группы армии и начал стремительно продвигаться на Вязьму. Второй эшелон армии задержался около Шанского Завода, а 43-я армия – в районе Медыни. Но 3-4 февраля, когда главные силы этой группировки вышли на подступы к Вязьме, противник мощным контрударом – танковым клином – отрезал наступавшие передовые части 33-й армии от их собственного второго эшелона и восстановил свою оборону по реке Угре.

Ударная группа попала в окружение. 10 февраля Жуков потребовал от 20-й и 43-й армий любой ценой пробить дорогу на Вязьму, но было уже поздно. Группа Ефремова и введенный в сражение на Вяземском направлении кавалерийский корпус П.А.Белова, который вышел в район Вязьмы и соединился с войсками Ефремова, лишились тыловых путей и оказались в окружении.

К тому времени немецкое командование организовало переброску в район Вязьмы дополнительных резервов и сумело не только стабилизировать там свою оборону, но и укрепить ее.

Штаб Западной армии принял решение: группировку наших войск оставить в тылу противника на юго-западе от Вязьмы, где базировались партизанские отряды.

В окружении

Находясь в тылу противника, группа М.Г.Ефремова, корпус П.А.Белова с воздушно-десантными частями первого эшелона вместе с партизанами перешли на партизанскую форму ведения войны. В течение двух месяцев они наносили врагу чувствительные удары, истребляли живую силу и технику, проявляя чудеса героизма. Командование фронта установило с окруженцами радиосвязь и в пределах возможного оказывало помощь. Не имея достаточного количества боеприпасов для артиллерии, горючего для транспорта, фуража для лошадей, получая патроны только по воздуху, в недостаточном количестве, почти совсем не получая продовольствия, четыре обескровленные дивизии сражались до конца.

Группа Ефремова была неуловима для противника, но силы таяли, ощущался недостаток продовольствия и боеприпасов. Однажды крестьяне тайком от немцев пригнали к нему пять коров. Однако, узнав, что четыре коровы из личных подворий семей фронтовиков, Ефремов велел отогнать их назад.

Солдаты Ефремова с разрешения местных партизанских властей заготавливали и обмолачивали рожь, а убитых лошадей пускали на еду. Рацион – 400-450 граммов хлеба в день, 200 граммов конины и дважды в день горячая пища.

Ефремов до конца верил в благополучный исход, хотя обстановка была тяжелой. Он надеялся, что 43-я армия найдет уязвимое место в обороне противника и пробьет брешь. Лишь в конце марта он понял, что нужно вырываться самим, так как немцы начали сжимать кольцо.

Последний бой

В начале апреля обстановка осложнилась. Немцы решили устранить нашу окруженную группировку. Был издан приказ о захвате генерала Ефремова в плен живым.

По просьбе генералов Белова и Ефремова командование фронта разрешило им выводить войска на соединение с главными силами через партизанские районы на Киров, где 10-я армия должна подготовить прорыв обороны противника. Кавалерийский корпус Белова и воздушно-десантные части выполнили этот приказ и, проделав этот большой путь, вышли из окружения в конце мая – начале июня 1942 года и 24 июня соединились с войсками 10-й армии.

Ефремов считал, что этот путь слишком длинный для его обессиленной и измотанной боями группы. Поэтому обратился по радио непосредственно в Генштаб с предложением, разрешить ему прорываться более коротким путем – через реку Угру. Жуков был против такого решения Ефремова, но Сталин все-таки разрешил прорыв там. Но это разрешение было слишком запоздалым, так как солдаты от недоедания и боевых действий потеряли слишком много сил. Они уже съели свои разваренные поясные ремни. К тому же стояла весна, таял снег, а бойцы были в валенках.

Ставка приказала 43-й армии организовать удар, что и было осуществлено. Но вот удара со стороны Ефремова не последовало, так как немцы обнаружили его отряд при движении к Угре и разбили. Генерал сделал все возможное и невозможное для спасения своих солдат. Во время прорыва Ефремов был трижды ранен, последнее ранение было очень тяжелым. Не желая попасть в руки врага, он застрелился. В последнем бою весь отряд погиб вместе со своим командиром, фашистов полегло при этом предостаточно.

Это произошло 19 апреля 1942 около деревни Горнево Смоленской области. Вместе с Ефремовым погибли командующий артиллерией армии генерал-майор П.Н.Афросимов и ряд других командиров и политработников, отличившихся в боях за Москву.

Потрясенные мужеством советского генерала, гитлеровцы похоронили его в селе Слободка Угранского района, отдав ему последние воинские почести. Когда хоронили Ефремова, немцы даже не взяли его золотые запонки. Перед тем, как опустить тело генерала в могилу, немецкий полковник обратился к своим солдатам с призывом сражаться за Германию так же, как генерал Ефремов за свою Россию.

Сталин оценил подвиг командарма

Что стало причиной такого печального исхода, пусть определяют специалисты. Мы же, потомки тех, кто сражался за независимость нашей Родины, будем помнить и чтить их самоотверженность и мужество.

В ходе расследования, проведенного оперативным управлением Генерального штаба Красной Армии непосредственно после этой трагедии, был сделан вывод, что «…33-я армия бросилась в глубокий тыл противника на произвол судьбы. Все ограничилось голой постановкой грандиозной задачи, оторванной  от конкретной действительности». Сейчас много споров по поводу того, как проходила попытка Ефремова вырваться из окружения.

После освобождения в 1943 году Вязьмы и Вяземского района И.В.Сталин отдал распоряжение о создании правительственной комиссии для расследования причины гибели М.Г.Ефремова и установления места его захоронения. Результаты комиссии были доложены И.В. Сталину: «…В одном из боев… Ефремов М.Г. получил тяжелое ранение в седалищную кость, лишился возможности передвигаться и, не имея уверенности на спасение от пленения, 19 апреля 1942 года покончил жизнь самоубийством – выстрелом из личного оружия в правый висок».

Ефремов был перезахоронен в этом же селе Слободка. В 1944 году по инициативе И.В.Сталина был объявлен конкурс на лучший памятник генералу М.Г.Ефремову. Через два года на центральной площади Вязьмы, разрушенной до основания  немецко-фашистскими войсками, на высоком постаменте уже стоял памятник из бронзы и гранита. Площадь стала носить имя Ефремова. Скульптор памятника Е.В.Вучетич получил в 1947 году Сталинскую премию (Государственную премию СССР) за эту работу.

Если учесть, что в ходе Великой Отечественной войны погибли 19 командующих армиями и четыре командующих фронтами, но И.В.Сталин отдал распоряжение установить памятник только Ефремову – не является ли это признанием заслуг командарма, его бойцов и командиров? 

28 сентября 1952 года М.Г.Ефремов был вновь перезахоронен. Он нашел вечный покой в воинском захоронении Екатерининского кладбища в Вязьме.

М.Г.Ефремов награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени (один из них в 1920 году), орденом Трудового Красного Знамени, двумя орденами Красного Знамени Азербайджанской ССР (1920 г.) и другими наградами.

Герой России – посмертно

Долгое время имя генерала Ефремова пребывало в забвении. Благодаря настойчивости ветеранов войны и ряда поисковиков удалось добиться присвоения М.Г.Ефремову в 1996 году звание Героя Российской Федерации за мужество и героизм, проявленные в годы войны – посмертно. Его имя носят улицы Москвы, Вереи, Наро-Фоминска, Боровска, Тарусы.

В Тарусе и Вязьме есть школы имени Ефремова, а в них музеи, посвященные командарму. Музей М.Г. Ефремова имеется в селе Климов Завод в Юхновском районе Калужской области.

Помимо памятника Ефремову в Вязьме в 1966 году установлен монумент 33-й армии на 75 км Киевского шоссе.

Почему же так мало говорится о значении 33-й армии в обороне Москвы?

Существовавшая многие десятилетия послевоенная практика показа истории Великой Отечественной войны только посредством победных сражений никак не могла позволить рассказать всю правду о событиях, связанных с гибелью ударной группировки 33-й армии в самом конце Московской битвы. Об этом сражении подробно писали Конев, Еремин, Голиков, Рокоссовский, Соколовский, Катуков, Сандалов, Белов, Белобородько. О событиях же на Наро-Фоминском, Можайском, Малоярославецком, Калужском направлениях писать было некому: Ефремов погиб, К.Д.Голубев (43-я армия) рано умер – в 1956 году, И.Г.Захаркин (49-я армия) погиб в автомобильной катастрофе в 1944 году. А Л.А.Говоров (5-я армия) – единственный из маршалов Советского Союза, который не оставил после себя мемуаров.

Послесловие

Генерала М. Г. Ефремова сравнивают с другими генералами. Например, с генералом А. А. Власовым. Поначалу их судьбы сложились очень похоже: оба командовали армиями, и 2-я ударная, и 33-я ушли в глубокий прорыв, затем обе были отрезаны и окружены. Однако дальше генерал А. А. Власов сдался в плен, изменил присяге и служил вермахту, а М. Г. Ефремов оружие не сложил и последний патрон истратил по назначению, выбрав между жизнью и честью — последнее. И если на бойцов 2-й ударной смотрели через призму предательства А. А. Власова, то М. Г. Ефремов своей смертью «обелил даже тех малодушных, которые дрогнули в трудную минуту и бросили своего командующего, чтобы спастись в одиночку». Вышедшие из окружения бойцы 33-й армии были награждены в мае 1942 года: командиры были удостоены ордена Красного Знамени, а рядовой и начальствующий состав — орденами Красной Звезды или медалями.

ia-mozh.mosoblonline.ru

voinanet.ucoz.ru

v-ma.ru

Русичи РООИВС - Исторический раздел



Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Есть вопрос или комментарий?..


Ваше имя Электронная почта
Получать почтовые уведомления об ответах:




Вернуться в раздел Исторический раздел

Живая статистика
Рассылка новостей