ДокументыДоговора
Праздники России
Исторический раздел
Популярное

Исторический раздел

 
Исторический раздел

Велика и необъятна наша любимая страна. Пленительна красотой бескрайних морей, широких степей, цветущих лугов, могучих лесов. Незабываема величайшими подвигами своего народа. Трудовыми, боевыми, в областях науки, культуры, искусства… Многих «самородков» дала миру земля русская. Многие сыны прославили её

Мы дошли от берегов Балтийского моря до самого Тихого океана, не уничтожив на своем пути ни одного народа. Мы несли с собой дух миролюбия и просвещения. Мы всегда протягивали руку помощи соседям, избавляя их от иноземного гнета. Мы переломили хребет фашизму. Мы первые полетели в космос. 

Мы гордимся нашими славными предками. Это наша история.

Были в нашей истории и «темные» времена. Были беды и несчастья. Были такие падения, когда казалось, что Россия больше не поднимется с колен. Но вера в себя и любовь к Родине сделали своё дело. Россия, как птица Феникс, каждый раз возрождалась из пепла с высоко поднятой головой.

Наше прошлое – это частичка самих нас, нашей самобытности. Именно поэтому мы храним свою историю и оберегаем от посягательств извне. Это наша память и достояние.

Loading

Просим каждого из Вас оказать помощь проекту «Инвалидам войны – достойную жизнь!»

Подробнее о благотворительном проекте здесь

 
Ширяков Денис: Забытый герой


12 июня 1812 года в 6 часов утра «Великая армия» Наполеона Бонапарта пересекла границу Российской Империи. Огромная масса людей, словно неудержимый поток разлилась по Русской земле. Сотни тысяч солдат собранных со всей Европы шли одержимые одной мыслью – «Вперед на Москву!»

Великая армия прошла Смоленск, сразилась под Бородино с войсками Кутузова, вошла в Москву, бежала из Москвы и растворилась на Русских просторах. Все это знают, все это помнят. Учебники истории пестрят красивыми картинками Бородинской панорамы и пожарищ Москвы. Десятки писателей сочинили сотни книг о Кутузове, Раевском и Багратионе. Все они вошли в историю, и все они останутся в народной памяти как спасители отечества. Однако мало кто помнит, а может быть и знает о таком человеке как генерал Витгенштейн. А ведь он внес большой вклад в нашу победу, сдерживая силы неприятеля на флангах русских войск, не подпустив противника к Петербургу. Тем не менее проявленная им стойкость и мужество не нашли отклика или признания в отечественном учебнике истории. Это позор друзья мои.

Пришла пора вспомнить забытого героя!

Защитник града Петрова

Войну 1812 года генерал Пётр Христианович Витгенштейн встретил в  Вилькомпире-Кейдане. Его 1-ый корпус занимал позицию на правом фланге армии Барклая де Толли. После перехода французскими войсками Немана, 1-ый корпус, как и остальные корпуса 1-ой армии, начал движение к Дрисскому лагерю. Построенный еще перед войной, между местечком Дрисса (ныне Верхнедвинск) и деревней Шатрово,  лагерь должен был сдерживать силы французов с фронта.

29 июня силы первой армии завершили сосредоточение.  Именно в это время командование поняло всю нелепость Фулевского плана. Укрепленный лагерь мог стать укрепленной мышеловкой. Неприятель легко бы обошел редуты, оставив часть войск для осады, и двинулся бы на Москву.

Решено было оставить Дриссу и отходить дальше на восток, выделив корпус Витгенштейна с задачей прикрывать дорогу на Псков и Петербург, а при возможности действовать на левый фланг противника.

4 июля армия Барклая де Толли покинула Дрисский лагерь и двинулась через Полоцк на Витебск. 1-й корпус остался на правом берегу Двины, в районе Друи. Здесь Витгенштейну впервые предстояло выступить в самостоятельной роли фактически командующего отдельной армией.

Против него действовали силы французских маршалов Удино(20 000 человек), Сен-Сира и Макдональда(30 000 человек), которые уже успели выйти к Западной Двине. Однако они не могли наладить переправу через реку. Макдональд застрял под Ригой, 18 000 человек гарнизона под командованием Эссена всячески сдерживали французов. Спешивший Удино начав переправу в Денабурге, был отброшен русским гарнизоном. Не желая вязнуть под стенами города , маршал поднялся вверх по течению, захватил Полоцк и там успешно переправился через Двину. Французы преследовали следующие цели: зайти в тыл 1-ого корпуса, соединится в Себеже на Псковской дороге, и, отрезав силы Витгенштейна от базы в Пскове, захватить Северную столицу – Петербург.

Осознавая надвигающуюся угрозу, Петр Христофорович решил бить противника по частям. Воспользовавшись заминкой Макдональда под Ригой, Витгенштеин повел своих солдат против корпуса Удино, занимающего позицию в деревне Клястицы.

18 июля в 5 часов вечера авангард Русской армии под командованием Кульнева атаковал французов, занимающих позицию в деревне Якубово. Неприятель, заметив малочисленность русских (всего 3 731 человек при 12 орудиях), пошел в контратаку и был встречен огнем егерей и артиллерии. Вскоре на помощь егерям подоспел  сам Петр Христофорович  с двумя полками стрелков и 12 орудиями.

Пришедшие свежие силы отогнали неприятеля к селению, куда уже подходили резервы. Новая атака не принесла результата, неприятель смог только отбросить стрелковые цепи Витгенштейна, в то время когда русская артиллерия расстреливала колонны французов, сея в них хаос и панику. Ураганный огонь канониров вынудил солдат Удино отступить за Якубово, оставив впереди сильный отряд легкой пехоты.

На следующий день 19 июля сражение разгорелось с новой силой. Русские егеря атаковали деревню Якубово с фронта, но встречный огонь неприятеля отбросил их на прежние позиции. Воспользовавшись временным замешательством, французы намеривались прорвать линию русских в центре. Сильные неприятельские колонны уже начали маршировать по полю, когда на них обрушился свинцовый ливень. Тем не менее, это не поколебало противника. Подкрепленный пехотными резервами, он продолжил движение,  но вновь наткнулся на огненную стену. Ядра буквально вырывали взводы и роты из пехотных колонн, не давая им пройти и метра. Вскоре французы дрогнули и ринулись обратно, оставляя за собой груды трупов и раненых. Граф Витгенштейн используя беспорядок в рядах противника, выдвинул свою линию вперед, и на спинах неприятеля ворвался в деревню. Яростный огонь артиллерии вынудил солдат Удино отойти к Клястицам. Французы поспешили занять господствующие высоты за рекой Нищи, где они установили свои батареи. Через реку был перекинут один единственный мост, на который были направлены французские орудия. Идти в лобовую атаку на позиции противника было бы чистым самоубийством. Поэтому Витгенштейн приказал кавалерии Кульнева спуститься вниз по реке и нанести мощный удар по правому флангу противника. Пока русская кавалерия совершала маневр маршал Удино начал отступления, напоследок приказав сжечь мост. Пламя уже начало пожирать деревянную конструкцию, когда из черного дыма и пепла появился 2-й батальон Павловского гренадерского полка. Завязалась короткая рукопашная схватка. Орудия молчали. Французы, пораженные смелостью (не каждый отважится прогуляться по горящему мосту)  и напором русских, подались было назад, но справа уже появилась кавалерия Кульнева. Это было последней каплей, неприятель был окончательно деморализован и обращен в бегство. Русская кавалерия, подкрепленная казаками, драгунами и конной артиллерией, начала преследование противника.

20 июля достигнув деревни Боярщино, русский авангард попал в засаду. Туманным утром, войдя в теснину, силы Кульнева попали в огненный мешок. Удино подпустил кавалеристов на расстояние выстрела, а затем обрушил на них всю мощь своей артиллерии, которая  сменилась сокрушительными ударами пехоты. Из-за тумана кавалеристы не видели, откуда ведется огонь. Паника охватила русских солдат, а ударившая из завесы тумана пехота,  вовсе обратила силы Кульнева в бегство. Сам генерал-майор был смертельно ранен: французское ядро оторвало ему обе ноги. Напоследок он сорвал с шеи Георгиевский крест со словами: "Возьмите! Пусть неприятель, когда найдет труп мой, примет его за труп простого солдата и не тщеславится убиением русского генерала".

Окрыленные победой французы перешли в контрнаступление. Отряд генерала Вердье перешел Дриссу, начав преследование отступающего авангарда русских войск. Неожиданно для себя в деревне Головчиц он наткнулся на весь 1-ый корпус графа Витгенштейна. Тем не менее, его это не смутило,  и он продолжил движение, намериваясь атаковать превосходящие силы противника. За такое нахальство он поплатился половиной всего отряда. Менее чем за час он был опрокинут, разбит или обращен в бегство на всех пункта. Вердье  вновь форсировал Дриссу, попутно спалив мосты и деревню Сивошино. В этом деле граф Витгенштейн, сам управлявший атакой, был ранен пулей вскользь в правый висок. Он велел перевязать свою рану на поле сражения и тотчас поехал вперед, распоряжаясь  преследованием неприятеля. Это был далеко не первый раз, когда Петр Христофорович проявил верхи героизма и лично водил войска в атаку. Еще во время польской кампании он, будучи волонтером с эскадроном кавалерии отбил у врага орудие, за что получил орден Георгия 4-ой степени. Затем во время Персидской кампании участвовал во взятии Дербента. После чего за проявленную стойкость был отправлен в Петербург, отвезти благую весть и ключи от города. Во время кампании 1805 года отличился в сражениях под Амштеттеном и Вишау за что был награжден орденом Святого Георгия 3-ей степени.

В 1806 - 1807 годах Витгенштейн дрался в Молдавии против турок и в Восточной Пруссии против французов, получил несколько боевых наград и был произведен в генерал-лейтенанты.

В битвах 18,19 и 20 июля французы потеряли до 10 000 человек,  в том числе около 3000 пленных. С нашей потери достигли 4300 человек. Удино был вынужден возвратиться к Полоцку.

Теперь Витгенштеин намеривался атаковать противника. Он  послал к генерал-майору Гамену приказание присоединиться к корпусу с пехотой, оставив перед Дюнабургом майора Бедрягу с четырьмя гусарскими эскадронами. Он хотел перейти Двину, разбить правое крыло корпуса маршала Макдональда и отрезать бригаду генерала Рикара, находившуюся в Дюнабурге, но известие, полученное им (28 июля) о новом наступательном движении маршала Удино из Полоцка к речке Дриссе, вынудил изменить план. Граф начал марш к Коханову, наперерез армии неприятеля. 30 числа передовые отряды завязали шестичасовой бой. Петр Христофорович лично присутствовал на поле боя. Французы были отброшены за реку Свольну, потеряв 1500 убитыми.

Поражения на северном направлении вынудили Наполеона послать на помощь Удино корпус Сен-Сира. После соединения силы неприятеля увеличились до 45 000 человек против 17 000 солдат Витгенштейна. Однако численный перевес не придавал уверенности французам. Маршал Удино не хотел атаковать первым, а напротив - надеялся заманить русские силы на равнину перед Полоцком, и только тогда нанести удар.

Петр Христофорович, зная о превосходстве противника, решился напасть первым. Ночью с 4 на 5 августа русские войска атаковали корпус Сен-Сира, выбили неприятеля из лесов и заняли высоты перед Полоцком...

Далее корпус занял позицию на равнине, упираясь флангами в речки Полотую и Двину. Сражение возобновилось атакой князя Яшвиля  Спасского монастыря на правом фланге противника. Однако Удино успел развернуть дополнительную батарею у обители, которая оттеснила князя на прежние позиции. Пока Яшвиль дрался на левом фланге, дивизия Леграна атаковала  центр. Основные силы французской пехоты, словно таран шли на наши позиции. В отличие от сражения за Якубово неприятель выдержал настойчивый огонь русских орудий  и стрелков. Он даже смог подступить к батареям, извергавшим картечные заряды. Дело дошло до рукопашной схватки. Легкая пехота неприятеля была принята на штыки  егерей, опрокинута и отброшена в пригород Полоцка. Вторая волна атакующих захлебнулась, так же как и первая. Левый фланг в это время был контратакован, но огонь русских пушек заставил противника охладить пыл, и вернутся на прежние позиции. Ночь завершила сражение.

Положение Витгенштейна было крайне затруднительным: атака не принесла бы результата, так как противника было вдвое больше, отступление придало бы французам уверенности в своей победе, также на марше его силы могли быть настигнуты и разбиты. Оставался один единственный выход - остаться на месте. Так и сделали, даже более того Русские силы были поставлены в наступательные порядки чтобы припугнуть француза.

Сен-Сир в свою очередь тоже пошел на хитрость. 6 августа под видом обоза он переправил в местечко Улу, на левом берегу Двины 60 орудий с кавалерийским прикрытием, которые открыли массированный огонь в 5 часов пополудни. Граф Витгенштеин лично получил известие о наступлении, ядро противника пробило крышу и попало в столовую, где он обедал. Разъяренный, испорченным обедом, генерал выскочил из дома и направился к командному пункту. Тем временем на левом фланге появились Баварские полки, подкрепленные французской пехотой. Наступление противника было подавлено, пехота откатилась назад. Её место заняла артиллерия, начавшая фланговый обстрел наших позиций. Инфантерии на левом фланге пришлось податься назад, оставив на поле погибших и раненых. В центре же французы после трех неудачных попыток, все-таки смогли прорвать и отбросить пехотные линии Витгенштейна. Но они не смогли обратить их в бегство. Восстановив порядок, русские полки пошли в штыковую атаку. Навстречу им вышли атакующие колонны французов. Словно два молота столкнулись они в поле. Русская пехота, выдержав первый натиск превосходящего противника, смогла остановить и оттеснить его, а подоспевшие кавалергарды, ударив во фланги, и вовсе обратили его в бегство.  Вновь и вновь французы шли в самоубийственные атаки на наш центр. Вновь и вновь синие волны неприятельской пехоты накатывались на наши позиции, оставляя за собой море убитых. Под конец дня Сен-Сир провел последнюю атаку в ходе, которой он был окончательно разбит и обескровлен.

Несмотря на одержанную победу, графу Втгенштейну пришлось отступить к деревням Сивошино и Соколищо. Куда направлялось подкрепление из Петербурга.

В ходе первого сражения под Полоцком  французы потеряли две пушки, более 500 человек пленных и 2000 убитыми. Русские войска также потеряли  2000 человек и семь орудий. Наполеон произвел Сен-Сира в маршалы империи. Князь Витгенштейн получил орден Св. Александра Невского.

Вплоть до осени противники стояли друг напротив друга. Крупномасштабных  наступлений не предпринимали, зато активно вели «малую войну». Русские ополченцы вкупе с партизанами и казаками постоянно тревожили тылы французов, нападая на фуражиров и подкрепления противника.

В конце сентября Витгенштейн смог собрать под своим началом 36 000 человек против 32 000 солдат Удино, вдобавок на помощь графу спешил тринадцати тысячный корпус генерала Штейнгеля.

6 октября в то время когда под Тарутино шло сражение с Наполеоном, Петр Христофорович провел ложное нападение на Полоцк, дабы обеспечить подходившего Штейнгеля прикрытием.

Французы потеряли деревню Громы, были оттеснены к лесу и окопам. Русская кавалерия вплотную подошла к траншеям неприятеля, но огонь орудий и внезапное появление всадников противника вынудило гусар отступить.

Между тем дело приобретало серьезный оборот. Противник начал сосредотачиваться напротив центра и правого фланга. Ложная атака перерастала в настоящее сражение. Вот уже показались грозные французские колонны. Против них были посланы Севский, Могилевский и Пермские полки. Последние легко отбили наступление противника, напоследок расположившись в кустах на оконечности леса.

Центр в это время сдерживал атаку инфантерии неприятеля. Петербургское стрелковое ополчение массированным огнем заставила французов остановиться. Введенные в замешательство французы начали было подаваться назад, когда на них обрушились ополченцы. После короткой рукопашной ратники заняли окопы противника. Граф рассчитывал, что противник снимет силы с других участков и переведет их в цент, дав возможность корпусу Штенгеля, соединится с Витгенштейном, понеся малые потери при переправе.

Так и произошло, ополченцы с великим усилием были выбиты из траншей, но подкрепленные Пермским полком и гренадерами они выбили французов с редутов. Тем не менее, им пришлось покинуть укрепления после сокрушительного обстрела артиллерией неприятеля.  Стараясь овладеть окопами и ворваться в город, Витгенштейн провел ряд безуспешных атак. Все наступающие волны были подавлены картечным огнем. Петр Христофорович, не желавший более терять людей, завершил сражение.

Между тем генерал-лейтенант граф Штейнгель, приближаясь к Полоцку, уведомил графа Витгенштейна, что на другой день может атаковать город с левого берега Двины.

7 октября Петр Христофорович не предпринимал активных действий. Он решил ограничиться массированным обстрелом редутов и траншей противника.. Опустошительная многочасовая канонада русских канониров окончательно деморализовал французов, а появившийся в тылу корпус Штейнгеля и вовсе вверг их в панику. Как только знамена Финляндского корпуса показались на поле боя силы, 1-ого корпуса пошли на приступ. Бой разгорелся с новой силой, схватка шла за каждый дом и улицу. Особо храбро проявили себя швейцарские полки «Великой армии», которые смогли отбить ряд атак Яшвиля. Наконец к 2 часам ночи Властову, Гарбе и Дибичу удалось сломить сопротивление противника и обратить его в бегство. К тому времени Сен-Сир уже успел переправить большую часть войск за Двину, остальные же остались в городе, оказывая пассивное сопротивление. Только небольшому количеству оставшихся солдат удалось добежать до мостов, остальные были взяты в плен.

Всего французы потеряли более 6000 человек убитыми и 2000 пленными, 1-ый корпус же утратил 8000 человек.

Узнав о поражении, маршал Виктор с сорокатысячной армией двинулся на помощь Сен-Сиру из Смоленска.  19 октября он встретился с отступающими частями Сен-Сира под Чашниками, а заодно и с частями 1-ого корпуса, который отбросил его в ходе десятичасового сражения.

К 14 ноября Витгенштейн подошел к реке Березина. Узнав о том, что Наполеон планирует переправу, граф начал наступление. Однако дорога оказалась непроходимой для артиллерии, поэтому Петр Христофорович успел только сразиться с силами маршала Виктора, который в ходе кровопролитного сражения  потерял 13 000 человек.

Так для Петра Христофоровича Витгенштейна закончилась Отечественная война 1812 года, и начался заграничный поход. Далее последовали Кениксберг, Мариенбург, Пиллау, а 27 февраля объединенные русско-прусские силы вошли в Берлин.  Вскоре удачливому генералу пришлось столкнуться с самим Наполеоном Бонапартом, и испытать на себе его полководческий гений. В ходе сражения под Лютценом  победитель не определился, поэтому можно сказать, что Петр Христофорович сыграл с Наполеоном в ничью.

Под давлением Милорадовича он сложил с себя командование и продолжил кампанию как командир корпуса.

Последнее сражение, в котором он участвовал, произошло 15 февраля 1814 года у Бар-Сюр-Об. Французскими войсками командовал здесь старый противник Витгенштейна - маршал Удино. В разгар боя Витгенштейн встал во главе Псковского кирасирского полка и повел его в атаку, чтобы остановить перешедших в наступление французов. После упорного боя Удино отдал своим войскам приказ об отступлении. Под Бар-Сюр-Об Витгенштейн был тяжело ранен, но продолжал руководить войсками до конца сражения.

Рана была не смертельной, но генерал все-таки сдал командование корпусом.

Заслуженное повышение нашло его только в  1826 году. Он был возведен новым императором Николаем I в достоинство генерал-фельдмаршала.

Петр Христофорович Витгенштейн генерал, защитник своего отечества, навсегда остался в  памяти петербуржцев как: «Защитник града Петрова».

По поводу него Михайловский-Данилевский писал:

"Имя защитника Петрова града останется драгоценным для России, которая не забудет, что победы его, в горестные для нее минуты, в июне и июле 1812 года, были единственным ея утешением".

Голос Совести

Русичи РООИВС © Исторический раздел



Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Есть вопрос или комментарий?..


Ваше имя Электронная почта
Получать почтовые уведомления об ответах:




Вернуться в раздел Исторический раздел

Живая статистика
Рассылка новостей