ДокументыДоговораБлаготворители. 2020 годСМИ о насОтчётная документация
Праздники России
Исторический раздел

Наши новости

 
 
Loading

Просим каждого из Вас оказать помощь проекту «Инвалидам войны – достойную жизнь!»

Подробнее о благотворительном проекте здесь

 
Дмитрий Медведев провел сеанс саморазоблачения

Нынешний премьер-министр Дмитрий Анатольевич Медведев имеет нечто общее с премьер-министром девяностых годов Виктором Степановичем Черномырдиным. Состоит оно в способности обоих генерировать загадочные выражения, которые потом долго обсуждает вся страна, сообщает РУСИНФОРМ

Только у Черномырдина они получались с юмористическим оттенком, а после выражений Медведева остается ощущение, что он сказал больше, чем следовало, или не так, как следовало. Итог же один – чувство неловкости.

Вот и в воскресной программе НТВ «Центральное телевидение» Медведев затронул тему отставки правительства, но сделал это очень оригинально. Как поступил бы среднестатистический премьер на его месте? Сказал бы, что правительство работает, дела идут, а вопросами отставки ведает президент; пока никаких решений нет, и неизвестно, будут ли. И так далее в том же духе, завершив призывом не будоражить общественность слухами. Тем самым он подбодрил бы своих министров и утихомирил бы, насколько возможно, страсти.

Но не таков Дмитрий Анатольевич, заявивший буквально следующее: «Отставка правительства обязательно состоится, какие сомнения в этом? Обязательно будет, вопрос в том – когда. И это всегда тот вопрос, который будет интересовать нашу политическую сферу до тех пор, пока у нас правительство и президент являются разными составляющими власти, когда президент – гарант Конституции, а правительство – высшая исполнительная власть».

Во вчерашней передаче «Ганапольское» на «Эхе Москвы» ее ведущий Матвей Ганапольский напрочь отказался понимать вторую половину этой фразы. Интуитивно, конечно, она имеет определенное значение, но при разборе по косточкам смысл утекает, как вода сквозь пальцы.

Главное, однако, содержится в начале. И нельзя сказать, что Медведев неправ: было отставлено прежнее правительство, и правительство до него, и все предыдущие – тоже. Но важна форма, в которой это было преподнесено. Она говорит, что Дмитрий Анатольевич смирился с неизбежностью и даже не пытается прибегнуть к аргументам типа «это правительство нельзя разрушать, пока оно не выполнило свою программу». Вероятно, потому, что никакой особой программы у него нет, ясных целей оно перед собой не ставит, а руководствуется лишь необходимостью выполнить майские указы Путина, но над этой задачей может работать кто угодно.

Медведев подчеркнул, что поводов для разговоров об отставке «всегда будет предостаточно, потому что мы живем уже в новую пору». «Если вы спросите мое отношение к этому, я могу вам сказать так: бесконечные разговоры об отставках – они, конечно, не помогают. Ну, потому что они так или иначе попадают в орбиту общественного внимания, но если говорить обо мне, то они мне не мешают, потому что если бы я к ним относился иначе, я бы не смог работать», – заявил он.

Разговорам этим, впрочем, мог бы положить конец один человек – Владимир Путин, если бы продемонстрировал Медведеву явную поддержку. Но он этого не делает. Наоборот, предпочитает сохранять недовольный вид средней степени грозности, который можно описать формулой «пусть пока работают, а там поглядим». Вспоминается также, что год назад ради назначения этих министров Путин не поехал на международный форум, где мог встретиться с Обамой: настолько кропотливой была работа по отбору кандидатур. И все равно результат оказался не лучшим.

Вместо того, чтобы подбодрить непосредственных подчиненных, Медведев стал гордиться собственной закаленностью в аппаратных битвах. «Я все-таки более закаленный боец, чем многие мои товарищи. Я им сказал: «Ребята, вы не дергайтесь, работайте, потому что рано или поздно вас всех уволят. Так устроена жизнь. Это первое. Второе: вы можете сделать очень много полезного, если будете хорошо работать. И у нас очень серьезные цели, сформулированные президентом, правительством, их нужно выполнять. Ну и, наконец, если вы будете постоянно себя в этом плане «возбуждать», вам будет очень сложно работать».

По сути, прозвучал призыв к медитации – отрешиться от всего постороннего и сосредоточиться на текущей задаче. Нечто вроде буддистской мантры «Ом мани падме хум!» – «О жемчужина, сияющая в цветке лотоса!»

Сегодня политологи ломают голову над тем, что бы все это могло значить. И приходят к выводу, что в самой фразе о неизбежности увольнения вряд ли содержится намек на реальную перспективу отставки, о которой говорят чуть ли не с самого начала работы нынешнего кабинета. Скорее ее надо воспринимать как сигнал, что Медведев окончательно смирился с ролью технического премьера.

В этой связи возникает вопрос: а какие еще бывают премьеры? Наверное, политические. Это когда президент – политик, и премьер – тоже политик. Бывало ли у нас такое? Да, когда премьером был Путин. Во всех остальных случаях (их немного), стоило только премьеру продемонстрировать политические амбиции, как он тут же обнаруживал себя в отставке.

Стало быть, «техничность» – непременное условие выживание премьера. Что касается Дмитрия Анатольевича, то он был «техническим» президентом и стал точно таким же премьером, ему не привыкать.

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин сказал на «Эхе Москвы», что премьер просто дипломатично ушел от вопроса об отставке. «Я не думаю, что это связано с какими-то ближайшими планами. Я думаю, что это просто такой стандартный ответ, – сказал он. – Такие формулировки время от времени звучат из уст наших руководителей».

«Первый пик слухов о возможной отставке правительства начался практически сразу же после того, как это правительство было назначено, – напомнил радиостанции «Бизнес FM» политолог Евгений Минченко. – Это правительство не имело так называемого эффекта медового месяца. Оно с самого начала было болезненным младенцем, хромой уткой».

Политолог Константин Калачев, которого цитирует «Коммерсантъ», полагает: «Медведев чувствует раздражение Путина, и он явно не знает, что с этим делать». Возможно, премьер рассчитывает, что «во время рецессии, пожертвовав некоторыми членами кабинета министров, он сможет сохраниться», считает он. «Пока у Медведева есть рейтинг и народная память о тандеме, хотя и их начинают размывать», – констатировал эксперт.

Ну, что касается тандема, то, на наш взгляд, он давно помер, но это, в конце концов, дело вкуса. Удивительно другое: все почему-то говорят, интерпретируя слова Медведева о «неизбежной отставке», как об отставке и его тоже. Но давайте вернемся к той фразе, которую Дмитрий Анатольевич (если ему, конечно, можно верить) сказал членам своей команды. По сути, он отделил себя от остального правительства. Ведь эту фразу можно было сформулировать по-иному: «рано или поздно НАС всех уволят». Но Медведев сказал именно так, как он сказал, а это значит, что он готов сдать любого члена своего кабинета, а то и правительство в целом, но рассчитывает сохранить пост премьера за собой. Впрочем, это только наше мнение.

В интервью с неизбежностью зашла речь о взаимоотношениях Медведева и Путина. Премьер отметил, что у него с Путиным остаются «товарищеские отношения». Впрочем, всем очевидно, что степень дружественности отношений теперь иная. Раньше Медведев был президентом и с ним приходилось считаться, а теперь картина коренным образом изменилась.

Премьер посетовал, что его с президентом «постоянно пытаются искусственно растащить и сказать: «Ну, вы же разные, значит, у вас разные взгляды, вы должны друг другу оппонировать», Дмитрий Медведев заверил, что это не так. Он также отметил, что без Владимира Путина он «вряд ли» приехал бы из Петербурга в Москву в 1999 году.

Последняя фраза как раз и иллюстрирует способность премьера говорить в некоторых случаях больше, чем следовало бы. Дальше будет еще парочка подобных.

В частности, он рассказал, что принимает по утрам контрастный душ по совету Путина, а также еще в постели, до завтрака, просматривает на планшете интернет – как делал «гениальный Стив Джобс». «Утро складывается из того, что нужно проснуться, как и любому человеку. Я ложусь поздно – в два-полтретьего. Я просыпаюсь, и после этого нужно войти в строй. Поэтому я всегда занимаюсь спортом», – поведал глава правительства. «Обычно я катаюсь на велосипеде – и зимой, и летом. Затем приезжаю, залезаю в холодную воду: контрастно – плюс 13 градусов и плюс 40», – поделился премьер.

Ведущий вставил, что президент Путин тоже принимает по утрам контрастный душ. «Вот он и научил», – признался Медведев.

Также Медведев «отряхнул со своих ног» прах юридического прошлого. Когда ведущий попросил прокомментировать с юридической точки зрения ряд последних законодательных инициатив Госдумы – антигейские законы, «закон Димы Яковлева» и закон о некоммерческих организациях – «иностранных агентах», премьер отказался: «Вот я – «Димон», но я не юрист. Я, вообще-то, председатель правительства и председатель партии: я не могу рассуждать просто как юрист».

Как хотите, но невозможно представить, чтобы Владимир Путин назвал себя таким же образом в подобной ситуации, или любой другой премьер-министр новейшего времени. Дмитрий Анатольевич такой один.

...Есть устойчивое выражение: «сеанс черной магии с последующим разоблачением». Так вот в интервью Медведева не было никакой магии – ни черной, ни белой. Одно сплошное разоблачение. Точнее, саморазоблачение, своеобразный политический coming out Медведева. Что ж, иногда и телевидение бывает полезно.

Новости @ inform - Мы Вконтакте



Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Есть вопрос или комментарий?..


Ваше имя Электронная почта
Получать почтовые уведомления об ответах:




Вернуться в раздел Наши новости

Живая статистика
Рассылка новостей