ДокументыДоговора
Праздники России
Исторический раздел
Популярное

Новости @ inform

 
 
Loading

Просим каждого из Вас оказать помощь проекту «Инвалидам войны – достойную жизнь!»

Подробнее о благотворительном проекте здесь

 
История одной деревни

Деревня Лисьи Горки (старинное название - Горка на Полисти) до 18 века относилась к Шелонской пятине, сейчас это Старорусский район Новгородской области, в нем всего пять дворов, в которых живут люди


А несколько десятилетий назад насчитывалось 16 дворов, по переписи населения на 1909 год в ней проживало 82 человека. У каждой семьи был свой земельный надел и люди жили зажиточно. У многих семей было по два дома (зимний и летний), дома по тому времени были добротные, печи топили хворостом или сухими деревьями, берегли лес.  Бруснику собирали бочками, хватало с избытком малины и голубики - что в народе звали гоноболью. Уходя из дома люди даже двери не запирали, а просто ставили палку как подпорку и это означало, что дома никого нет.


Погост Лось и церковь святого Николая (первые упоминания о ней приходятся на 17 век) располагались в пяти километрах от деревни. По некоторым данным, после ледникового периода освоение Новгородских земель происходило с юга края. Славяне сплавлялись так же по реке Полисть (слово древнерусское, означает "заболоченный лес"). Сам погост Лось был основан раньше, чем Старая Русса и Новый город (Великий Новгород), о чем свидетельствуют древние карты.


Сейчас на этом месте, где находилось поселение, можно увидеть только небольшую груду битого кирпича. Это все, что осталось от церкви и остатки старинного кладбища. Моя бабушка с грустью рассказывала, что там, где были захоронены графы, надгробные плиты выламывали некоторые жители близлежащих деревень и несли себе домой под печь.


С приходом советской власти, жизнь в деревне резко изменилась. Местные жители рассказывали, что что тех, кто хорошо жил, благодаря своему нелегкому труду, объявили кулаками. При этом совсем не учитывалось, сколько в семье было детей. Некоторые дома просто заставляли разбирать и позже они сгнивали. Уводили домашнюю скотину, выбрасывали на улицу личные вещи, забирали почти весь хлеб, не оставляя ни на семена, ни на еду. Людей ссылали или расстреливали. Так кто же были эти люди, которые так безжалостно обращались, по сути со своими братьями? "Еще вчера был бездельник, ходил и побирался, подворовывал, а сегодня большевик-власть. Хлебушка не сеял, а распоряжается", - говорили о них крестьяне. Весной люди узнавали, что некоторое зерно, которое у них насильно забирали по подразверстке, в результате неправильного хранения, приходило в негодность, его мешками выбрасывали и зарывали в землю. При этом народ голодал. Кругом творился хаос и беззаконие, красный и кровавый террор, затронувший почти каждую семью. Во время Российской империи, за сданный урожай, крестьяне получали хорошие деньги.


Произошла трагедия и в нашем роду. Брат моего прадеда Стрелин Иван Васильевич до снега не успевал убрать лен и обратился за помощью к знакомым землякам, довольно быстро за ним приехала машина, которую в народе боялись и за черный цвет называли "воронком". Люди с серьезными лицами зашли в дом Стрелина Ивана-труженика и отца семейства, увели его с собой. Он еще не верил, что решалась его жизнь и думая о завтрашнем дне, по инерции и по-человечески пытался объяснить этим людям, что завтра ему рано вставать, что нужно молотить лен, что бы он не пропал. На что они только рассмеялись. Его увезли в село Поддорье затем переправили в город Ленинград, где и расстреляли за использование наемного труда, как кулака и врага народа. Произошло это 3 декабря 1937 года, а дома его продолжали ждать жена и малолетние дети.


Буквально в каждой деревне все трудолюбивое население подверглось красному террору. По сути сам народ оказался "врагом народа". Некоторые из тех, кто убивал и грабил свой народ - стали "героями" для той власти.


Наступил 1941 год. Почти всех мужчин из деревни мобилизовали на фронт.
- Поначалу мы не знали, кто хуже, коммунисты или немцы и была надежда, что германцы, цивилизованные люди освободят нас...,- говорили крестьяне.
- Потом, когда немцы стали зверствовать, мы поняли, что немчура еще хуже, чем власть большевиков и пришли не с благими намереньями.

Досталось простому народу с обеих сторон, во время отступления красной армии, советская власть, исполняя приказ Сталина о "Выжженой земле", до тла спалила множество деревень и сел, в том числе и Лисьи Горки.
- Показались клубы черного дыма во всех частях деревни. Лисьи Горки окутались дымом, дышать было нечем. Крики детей и стоны женщин были слышны во всех концах деревни. По всем улицам деревни суетились работники НКВД и местные коммунисты, размахивая факелами и оружием. Многие женщины выхватывали детей из окон горящих домов. Народ стоял на коленях, прося оставить хоть какое-то имущество и не сжигать хлеб, ведь скоро зима, на дворе уже морозы, а у них дети и старики. Оставили всего несколько бань. Для них это было уже очень хорошо. Некоторым крестьянским семьям из других деревень, приходилось уходить в лес и там выживать.  Сколько людей умерло от холода и голода никто не знает.

Однако какой сообразительный и мудрый у нас народ, когда военные пошли жечь соседние деревни, местные жители сами вышли им на встречу  и закричали, что в деревне немцы. Храбрость доблестных коммунистов-поджигателей сразу же улетучилась и они побросав факелы, бежали прятаться в соседний лес.  Отцы и мужья проливали кровь на фронте, а в это время власть жгла их дома, вместе с нажитым имуществом и обрекала их семью на голод и холод.

Когда немцы заняли эти места, они силами военнопленных построили бараки, блиндажи, отремонтировали дорогу , местами выложив ее булыжником. Для этого использовали фундаменты сгоревших домов. Построили железную дорогу узкоколейку Дедовичи-Белебелка-Волот, которая проходила через деревню Лисьи Горки.

Деревенским жителям приходилось страдать не только от немцев, но и от партизан. Те ночью ездили на лошадях по "деревням" и насильно забирали то продовольствие, что не успела уничтожить власть. Крестьяне были готовы и сами делиться с земляками тем, что осталось, можно было обойтись без насилия. Известен и тот факт, что партизаны видели, как немцы за связь и помощь партизанскому движению вывели на лед реки Полисть местных жителей, а затем расстреляли, но даже не пытались воспрепятствовать этому чудовищному акту.

Во время войны на берегу реки Полисть, около деревни, немцы устроили место отдыха для своих солдат, прибывших туда после передовой. На том самом месте и сейчас видны следы от блиндажей и бараков.

А однажды в "деревню" приехали латыши. Они выстроили всех жителей вдоль дороги и стали отбирать себе рабов, людей унижали, осматривая их, как животных. Тогда из деревни вывезли оставшееся трудоспособное население (молодых девушек и парней), среди них была моя бабушка Артемьева Степанида, ей тогда было 17 лет и она была старше остальных. В Латвии их действительно эксплуатировали как рабов и так же к ним относились. Не выдержав побоев и голода, несколько девушек сбежали и вернулись обратно в деревню. Сбежала и бабушка. Весь путь от Латвии до дома они пробирались лесами. Питались ягодами, почти не спали. Лишь однажды голод заставил их зайти в деревню, они боялись полицаев. В доме, в который они зашли, жила пожилая женщина. Она достала картошку и стала ее чистить, что бы их накормить. Девчонки думали, что им дадут очистки и очень удивились, когда женщина выбросила очистки и накормила их картошкой.

Когда девушки вернулись "домой", кушать было совершенно нечего, жить приходилось в бане, питаться в основном лебедой и крапивой. Чтобы выжить, иногда приходилось подрабатывать у немцев, стирать белье. Несмотря на все тяжести жизни, они некоторое время укрывали советского летчика.

В 1943 году немцы собрали мирных жителей окрестных деревень в деревне Зимник и посадили в подвалы жилых домов, когда собралось много народу, погнали как скот колонну на Старую Руссу. И снова среди этих людей оказалась моя бабушка.
- Город был практически уничтожен, на территории вокзала люди ждали вагоны под погрузку. Везли с пересадкой, из одних "телячьих" вагонов в другие, прегоняли голодных и уставших  стариков, женщин, подростков и детей. Прибыли в фильтрационный лагерь города Штригду Верхняя Силезия. После унизительной санитарной обработки, переправили в город Шверте на фабрику "Вандофен", специализирующуюся на производстве патронов. За невыполнение плана, узников ждали телесные наказания, за брак - виселица. У кого-то была банка из-под консервов или что-то подобное, так черпали из бочки и ели, а то просто из ладошек, для того, что бы просто выжить. Иногда в бочке была просто вода и туда добавлено немного муки. Работать заставляли по 14 часов. Среди узников была большая смертность. Вместо фамилии всем (даже детям) давали номер, выколотый на руке, одежду не выдавали. Вместо обуви были деревянные колодки (обтесаная деревянная доска на веревках), для детей с высокой набивкой, что бы они могли доставать до станка, если все-равно не доставали, ставили ящики. В деревянных колодках они возвращались из плена. Завод постоянно бомбили американцы.


Однажды в барак пришли немцы и стали отбирать детей, забрали и Артемьева Василия, ему было 4 года. Дети стали донорами крови для немецких раненых солдат. В лагерь никто из увезенных детей не вернулся.  


После войны город оказался в американской зоне аккупации. Всем кто выжил в лагере, американцы предложили уехать в Америку, они показывали приказ Сталина №227, где было написано, что все советские граждане, кто был в плену, считаются врагами народа. Тех, кто отказывался ехать в Америку, как например, семья Артемьевых, а таких было большинство, передавали "этим". "Этими" бывшие узники между собой называли коммунистов. Под конвоем всех бывших узников пешком гнали около 200 километров. Бабушка с ними возвращалась "домой".  В дороге не кормили (немцы хоть помои давали), относились как к предателям.


Город лежал в руинах, виднелись только остовы церквей. От города Старая Русса до деревни Лисьи Горки 42 километра. После всех выпавших на долю испытаний, из немецкого плена в деревню вернулась всего одна семья - это была семья Артемьевых. Что помогло им выжить? Степаниду Артемьеву взяла для работы по дому одна немка. В свободное от работы время, ночью, Степанида пряла нитки, благодаря чему и смогла хоть как-то подкармливать свою семью. Она постоянно молилась и это давало ей силы. Глава семьи Илья Артемьевич и старший его сын Сидр погибли на фронте. Вернулись на родину лишь мать - Елена Кирилловна и три ее дочери Степанида, Анастасия и Татьяна, младшей из которой в то время было всего 6 лет.  В конце августа исхудавшие (еды совсем не было), в колодках и летних лохмотьях они пришли на то место, где когда-то была их деревня Лисьи Горки.


После освобождения узников ждало "печальное" возвращение в родные края. Сожженные деревни и поля, заросшие сорняками. Голод, разруха и пристальное внимание местных властей.


Посередине деревни стоит надгробная плита "стелла" председателю сельского совета Барабанову Александру Федоровичу. Он не являлся жителелем, на фронте не воевал, в партизанском движении не участвовал, он участвовал в сталинских репрессиях против своего народа. Он был коммунистом, возможно он и поджигал дома в этой деревне. Барабанов скрывался от немцев и войны. По одним данным, его случайно остановил немецкий патруль, при нем был партийный билет. По другим данным местные жители сдали его немцам, тем самым отомстили ему за горе, которое он им принес. Барабанов был растрелян и похоронен совершенно в другом месте, но местные власти посчитали, чо памятник должен быть установлен именно в Лисьих Горках.


Семье Артемьевых повезло, когда они вернулись домой, то нашли плуг, который они зарыли в землю, спрятав. Вырыли руками землянку и там жили. Заросшую бурьяном землю, приходилось копать на себе. Потом все деревни определили в колхозы. Там работали от восхода до заката, часов тогда не было. Денег не платили, а ставили трудодни и за работу давали выпас для коровы, в то время уже появился домашний скот (за скошенную без разрешения траву могли посадить). Государство забирало бесплатно в виде налога молоко, яйца, овощи и фрукты, невзирая на то, был год урожайным или нет. Семье разрешалось держать только одну корову, лошади были запрещены. Сложнее приходилось тем, у кого было много детей, народ по прежнему голодал. Паспорта крестьянам не давали, но при любой возможности люди старались получить паспорт и бежали из деревни в город.


В шестидесятых годах в деревне Лисьи Горки проживало пять семей, но была большая рождаемость и школа была переполнена. У одной только Степаниды было 9 детей. После рождения ребенка мать только 10 дней могла оставаться дома и не работать. Иногда женщины рожали прямо на колхозном поле.


Еще хочу рассказать вам о том, как воевал мой дедушка. У него героическое прошлое, которым стоит поделиться. В 19 лет он попал на подготовку. В октябре 1941 на фронт. Воевал на Волховском фронте, освобождал Малую Вишеру, затем Мясной бор. Далее была Мга, там его ранило осколком мины. В деревне Дубцы награжден медалью за оборону Ленинградской области. В 1943 участвовал в прорыве блокады Ленинградской области, там награжден медалью за отвагу. Затем вернулся на Волховский фронт. Далее была медаль за отвагу. Он в бою развернул вражеский миномет, которые немцы в панике бросили и открыл огонь по врагу. Под Великим Новгородом был ранен в руку. После госпиталя участвовал в боях под Нарвой, освобождал Латвию, Литву. Участвовал в боях под Двинском, где был ранен в шею. Был награжден медалью за отвагу и получил благодарность от Сталина за взятие Дрисса. Затем вернулся в свой полк. Один раз он нагнулся за миной для миномета, в это время миномет взорвался и весь расчет погиб.
Он один из тысяч, кто воевал за наше будущее, что бы мы были и он мой дедушка. Стрелин Михаил Алексеевич. Я им горжусь и пусть я его смутно помню, но в памяти навсегда останется его улыбка. Убил его осколок, который остался в нем после войны.


Они со Степанидой нашли друг друга, родили девять детей и жили в Лисьих Горках. Бабушка "ушла" от нас в 90 годы, дедушка еще раньше.
И в завершении моего рассказа, хочу написать, что таких деревенек в Новгородской, Ленинградской областях много, а так же по всей России, думаю, что судьбы у них чем-то схожи.  Есть над чем задуматься.
Надеюсь вам понравился мой рассказ и вы прочитали его до конца.

Новости @ inform - Мы Вконтакте


Как помочь сайту «Русичи»



Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Комментарии

Михаил - Это плагиат. Я племяннице дал почитать, она выложила его без моего разрешения. И это всего лишь часть моих мыслей. Неприятно конечно...
Пт, 05 дек. 2014, 23:13:35 Ответить

егор - Добавлю Ольга....пройдя эту войну....народ думал ,что кончится страх и власть заговорит с народом по-человечески..., они ,как бы заслужили...но как сказал один писатель в 91 г.-народ не знал в какие он руки попал....
Ср, 06 нояб. 2013, 22:30:07 Ответить

Ольга - егор, что удивительно: я долго не появлялась тут - и Ольги-2 не было. Стоило мне появиться - она и вылезла. Этот коммент внизу - не мой. Так, наверно, кто-то специально меня "пасет", да?
Сб, 09 нояб. 2013, 02:49:05 Ответить

Ольга - егор, интересно, кому я дорогу перешла? Не писали от моего имени, не писали и БАЦ! - опять Ольга-2 вылезла.
Сб, 09 нояб. 2013, 02:51:33 Ответить

Ольга - Отвечаю, Оля. Статью я набирала своими ручками - это история моей деревни и родственников. Поэтому кто ту Ольга 1 и 2 еще вопрос
Пн, 11 нояб. 2013, 10:06:09 Ответить

Ольга - Еще... от мании преследования надо бы избавляться - это может в белые палаты привести ;) На сайте я давненько, свою статью имею право комментировать когда хочу и не было мысли бегать за Ольгами на этом сайте
Пн, 11 нояб. 2013, 10:08:29 Ответить

егор - При чём ,Аборигеша,у меня даже не мысль,а уверенность исходящая из многих литературных источников-результаты первых и вторых ...дней войны - были потому ,что власть боялась дать народу оружие,,,вот и стояли самолёты и танки без горючего,винтовки без патронов и т.д..Я не помню название повести,она печаталась в журнале "Юность"....идёт сражение за Бресткую крепость и дошли до того,что пришлось ,"гаврошить" оружие у немцев,а потом какой то подрыв стены и перед глазами осаждённых ...подвал с новым оружием и в упаковке..и даже персонал при нём,но оружие конечно не у защитников.Самое страшное для любой власти--это человек с ружьём.Дали в 14 году мужику винтовку и пришёл мужик в 17 в Зимний дворец.Этот урок помнят все власти на этом шарике.
Вт, 05 нояб. 2013, 15:04:12 Ответить

Абориген - В начале полностью согласен, но концовка под вопросом. Никакой мужик Зимний не штурмовал. Латыши наемники, дезертиры и прочая шваль. Мужик с ружьем пришел на второй день в винные подвалы. И 17-й не день торжества мужика, но иудея.
Вт, 05 нояб. 2013, 15:09:08 Ответить

егор - Нет Аборигеша....у меня дядюшка учавствовал в "штурме" З.Д.,в составе рот связи,а потом выкинув барышень ...осуществлял, со своими товарищами,"бесперебойную" телеф/телеграфную связь.Конечно это не как в "брошюрке" у Савельева,но дровам ,которые складировались у З.Д. очень не повезло.Инородцев придерживали для других целей.
Вт, 05 нояб. 2013, 20:57:04 Ответить

егор - Да! Слово "мужик" у меня слово собирательное.
Вт, 05 нояб. 2013, 20:58:28 Ответить

егор - К стати ...у меня всё время есть желание задать причастным всем,вопрос,а как это провоевав и в Афгане и во всём прочем...русские оказались самыми невооружёнными гражданами СССР.Как фильтровали? Неужели так хорошо чистили,что и для дома - для семьи не протащить было?
Вт, 05 нояб. 2013, 21:02:32 Ответить

Абориген - Да-а! Не лучшая часть человечества там отметилась! По крайней мере ты знаешь кого благодарить за твое счастливое детство, юность и зрелость. А что они там были, то были. Хотя это временное надо было повесить еще до предательства ими России и Императора.
Ср, 06 нояб. 2013, 06:47:29 Ответить

Абориген - Чисть, не чисть, а всего не вычистишь, да и в жизни всегда есть место творчеству.
Ср, 06 нояб. 2013, 09:52:55 Ответить

Абориген - Это вопрос скорее не к причастным, а к тебе про фильтрацию. Одно мы с тобой дело делали, но каждый занимался своим делом. Попробуй я провези, как ты тут же сказал бы -"Низзя!"-
Ср, 06 нояб. 2013, 12:55:52 Ответить

егор - Я в таких мероприятиях не учавствовал,но необходимость в этом...испытываю до сих пор.У нас дача место глухое ,а шустряков всех национальностей уже снуёт множество.Пока был молод,был спокоен,а сейчас...гири дыхания не добавляют,да и ножевую дистанцию лучше на себе не проверять.Вот и держу под руками вилы.Один удар и четыре входных...старый русский способ(на каждую гадину найдётся рогатина),но в условиях,когда ты один,а их несколько....вилы это уже анахронизм.
Ср, 06 нояб. 2013, 16:46:18 Ответить

егор - Самое удивительное в этом рассказе-это то,что пережив всё раскрестьянивание и всё что оно принесло русским людям,они, эти люди ,как дед рассказчика,защитили эту власть в 41-45 и это так было удивительно... даже для Сталина ,что он выпил за Великий Русский народ,но на этом и кончилось,все последующие годы, послевоенные,народу снова одет был тот же хомут.
Пн, 04 нояб. 2013, 23:37:44 Ответить

Абориген - Кроме иудожидовской власти была еще и Родина. Замкнутый круг и опять все те грабли.
Вт, 05 нояб. 2013, 08:50:19 Ответить

Ольга - Все очень просто, воевали за Родину, за своих близких, а не за власть... Конечно было и зомбирование Сталиным, но на первом месте конечно у них были: дом,семья и дети.
Ср, 06 нояб. 2013, 14:47:31 Ответить

Есть вопрос или комментарий?..


Ваше имя Электронная почта
Получать почтовые уведомления об ответах:




Вернуться в раздел Новости @ inform

Живая статистика
Рассылка новостей